Сегодня: 16 апреля 2021 | 03:09
Облачно+9ветер 2 м\с
Язык: рус укр

27.97

33.47

Войти

Холерное лето семьдесят четвертого

13:52

Эпидемия коронавируса отразилась на жизни многих людей. Некоторые считают, что ничего подобного никогда не было. Но человечество не так давно страдало и от других грозных заболеваний, и бердянцы не были исключением. Летом 1974 года в нашем городе фиксировали вспышку холеры. «Бердянские ведомости» решили рассказать читателям, как это было, а также напомнить: пережили холеру, переживем и коронавирус.

Холерное лето семьдесят четвертого
Цветная литография Украинского военно-санитарного управления санитарно-просветительского управления Киевской области, 1921 год

Опасное море

Летом 1974 года в Бердянске была зафиксирована вспышка холеры – самая крупная в нашем городе за ХХ век. Холеру в нашем городе выявляли и в последующие годы, но ни в какое сравнение с 1974 годом это не шло.

А началось всё в 1961 году, когда мир охватила седьмая пандемия холеры. Спустя девять лет, в 1970 году, она распространилась и по значительной части тогдашнего СССР и постепенно добралась до юга Украины.

Согласно информации, предоставленной заведующей Бердянским подразделением Запорожского областного лабораторного центра Александрой Кикарош, в 1974 году в Бердянске зарегистрировали 15 заболевших холерой (из них семь человек перенесли тяжелую форму заболевания), а также 49 вибриононосителей – у них заболевание протекало бессимптомно. К счастью, выздоровели все, умерших не было.

— Первые случаи заболевания холерой стали регистрироваться в Бердянске 4 июля, одновременно с обнаружением холерного вибриона в канализационных стоках. Позже этот вибрион выделили еще и из морской воды и свежевыловленных бычков, — рассказывает Александра Николаевна.

В течение месяца холерный вибрион обнаруживали в стоках городской канализации (до и после очистки), а также в морской воде – в том районе, куда сбрасывали эти стоки.

Были проанализированы пути передачи «заразы», и выяснилось, что почти половина случаев связана с купанием в море. В трети случаев люди заразились, общаясь с уже заболевшими. Местные болели немного чаще, чем приезжие: 39 бердянцев против 25 иногородних.

Море под запретом

Чтобы оградить людей от смертельно опасной инфекции, местные власти приняли решение «закрыть море» — запретить купаться и выходить на лодках. Поэтому побережье было оцеплено. Для этого, по воспоминаниям бердянцев, привлекались правоохранители, военные, а также дружинники. Но желающим искупнуться все они не особо мешали.

Заведующему лабораторией Бердянского машиностроительного колледжа Эдуарду Шипульскому в 1974 году было 28 лет. Он помнит, что на Лисках по берегу ходили милицейские патрули и никого не пускали купаться.

 – Они так и говорили в мегафоны: «Запрещается купаться». Но мы всё равно купались, – рассказывает Эдуард Эдуардович. – Эти патрули шли по берегу, не оглядываясь. Они прошли – и мы сразу же в море. Никто тогда всерьёз эту холеру не воспринимал, из моих знакомых никого она близко не коснулась. Я даже не слышал, что в Бердянске были заболевшие.

Холерное лето семьдесят четвертого
Бердянский залив. Вид на морской порт

– На берегу, на Третьем пляже, тогда сидело много людей – загорали. А в море купаться нельзя было, – говорит пенсионер МВД Игорь Горецкий (в далеком 1974 году он был четвероклассником). – На берегу стояли люди в гражданском, они нас, ребятишек, не пускали в море, причем только в тех местах, где они сами стояли. Отправляли купаться в другие места, в сторонку, говорили: «Идите туда-то». Никто в эту холеру не верил.

Действительно, население не было проинформировано о происходившем в Бердянске. Подчас о том, что в городе зафиксировано смертельно опасное заболевание, люди узнавали совершенно случайно.

– Летом мы гуляли по городу и увидели солдат, которые стояли вдоль берега на Центральном пляже, на некотором расстоянии друг от друга. Мы спросили у прохожих, с чем это связано, и тогда только узнали, что в городе холера и купаться в море нельзя, – рассказывает жительница Бердянска пенсионерка Валентина Смирнова.

Председатель уличного комитета №13 Евгений Абакумов хорошо помнит то «холерное лето».

– В Бердянск я переехал в 1970 году и поселился на Лисках. В 1971 году стал строить лодку, хотелось, чтобы у меня тоже было плавсредство, как у местных рыбаков. В 1972 году лодка была готова, и я начал рыбачить, — вспоминает Евгений Егорович. – С восходом солнца, часа в четыре утра, мы обычно выходили в море. А вот в то лето, когда выявили холеру, вдоль берега выставили дружинников. И в течение трех-четырех дней они следили за тем, чтобы плавсредства не выходили в море. Но дружинники стояли лишь с восьми часов утра, а мы-то успевали уже выйти на рыбалку. Возвращаемся на берег, и дружинники эти тут как тут. А мы им: «Мы не знали, что нельзя!» Потом они нас уже не трогали, но еще с месяц стояли вдоль берега.

При этом, по воспоминаниям Евгения Абакумова, на лисовских пляжах люди загорали без проблем.

Краевед Владимир Лановейчик, много лет возглавлявший Бердянский клуб садоводов-огородников, в своем материале «Крючи», опубликованном в газете «Південна зоря» в 2010 году, описывал, как ему довелось побывать именно таким дружинником. Правда, год почему-то указан 1975-й – возможно, по ошибке, так как в этот год заразившихся холерой в Бердянске не было, и холерный вибрион также нигде не выявляли.

Холерное лето семьдесят четвертого
Многие бердянцы не боялись купаться в море даже в год вспышки холеры – 1974-й. А спустя два года, в 1976 году, о холере уже никто не вспоминал

«Лето 1975 года выдалось очень жарким. В начале июня появилось сообщение о том, что в морской воде найден возбудитель какой-то опасной инфекции. В море было запрещено купаться. Были мобилизованы отряды дружинников и милиции. Я как дружинник попал на участок берега от завода «Азовкабель» до профилактория завода, где мы должны были дежурить с повязками на руке при поддержке милиционера в течение недели, — писал Владимир Иванович. — Помню, 30 июня 1975 года мы ходили по возвышенному степному берегу, иногда опускались к воде и ходили у кромки моря. Часто сюда на автомашинах и мотоциклах приезжали люди из города, чтобы избежать охраны и выкупаться. Мы с ними проводили непродолжительную беседу. Люди понимающе и в знак согласия кивали головами, но, едва мы удалялись на некоторое расстояние, быстро раздевались и бросались в море».

Ну, что тут скажешь? Если человек настроился нырнуть в морскую волну, то никакая холера, вкупе с дружинниками, не станет для него преградой…

Холерные девяностые

В следующий раз холера в Бердянске проявила себя 23 июля 1991 года. Очаг заболевания был на летней даче школы-интерната на Средней косе, здесь выявили одного заболевшего ребенка и трех вибриононосителей. В июле-августе 1995 года в Бердянске обнаружили шесть вибриононосителей. А 10 июля 1999 года в Нововасилевке полуторамесячный ребенок заболел холерой, выявили также семь вибриононосителей.

Холерное лето семьдесят четвертого
Советский противочумный костюм, который медики использовали и при борьбе с холерой, в таких костюмах работали и бердянские врачи

Заместитель директора Бердянского территориально-медицинского объединения Тамара Олейникова в те годы возглавляла инфекционное отделение горбольницы.

– Люди, конечно, переживали, всё-таки холера была болезнью века. Но нам, медработникам, страшно не было, работали, как и раньше, — вспоминает Тамара Александровна. – Из средств защиты у нас были противочумные костюмы. Инфекционное отделение было оцеплено милицией, чтобы пациенты не могли оттуда выйти. Но какие-то пациенты из Москвы хотели в окно прыгать: у них на руках уже были билеты домой, и если не уехать вовремя, то потом сделать это было бы проблематично. А лежать в отделении приходилось дней десять, всё-таки еще надо было сдать два контрольных посева перед выпиской.

Дела давно минувших дней

В ХІХ веке бердянцы неоднократно содрогались от грозного слова «холера». Смертельно опасное заболевание выявляли в нашем городе неоднократно. Первые упоминания о ней содержатся в статье «Одесского вестника» от 5 апреля 1850 года, где указывается, что в Бердянске проводятся литературные вечера в домах «лучшаго круга, где дамы занимаются рукоделием (для лотереи в пользу бедных сирот, оставшихся после умерших от холеры)». Так что можно предположить, что эта зараза сопутствовала Бердянску едва ли не с самого его основания.

Вообще в позапрошлом веке пандемии холеры следовали одна за другой. На 1830—1831 годы пришелся пик заболеваемостью холерой в Российской империи, в состав которой тогда входил и Бердянск. Следующая волна заболеваемости была зафиксирована в 1850-е годы – эта пандемия оказалась самой смертоносной в ХІХ веке.

В июле 1866 года опасность вплотную приблизилась к Бердянску: «Говорят, что холерина очень в городе слабая: поносами и рвотою страдают, но тем и кончается; а потом выздоравливают. На этой недели огурцы и зелёные фрукты, а также и квас прогнали из базару», — писал тогда титулярный советник Василий Крыжановский. Уточним, что в те времена фрукты и овощи считались одним из источников заражения, отсюда и такие меры предосторожности со стороны комитета общественного здравия. Ущерб понес и сам Крыжановский, на его баштане тем летом уродило много дынь и арбузов, но продавать их на базаре тоже было нельзя.

Холерное лето семьдесят четвертого
Изобретатель вакцины против холеры и чумы Владимир Хавкин

А потом «зараза» стала косить горожан. Ночью 22 июля 1866 года умер бердянский купец Александр Фот, который накануне искупался в море и сразу после этого почувствовал себя больным.

За какую-то неделю, к 30 июля, от холеры умерло девять бердянцев. За 1 и 2 августа – еще пять человек. «Евреи болеют и простой народ», — записал Василий Крыжановский. В одной из статей «Одесского вестника» от 10 сентября 1866 года речь шла о том, что «болезнь и смертность между евреями преобладала в самом бедном классе народа, и нужно полагать, что тому немало способствовали нечистота помещений и теснота, в которой обыкновенно живут бедные евреи. Город был разделен на четыре участка, по числу медиков. Двое из вольнопрактикующих врачей особенно действовали с энергиею и неутомимостью и принесли немалую пользу страдавшему человечеству, преимущественно бедному и неимущему».

Но инфекция не щадила и более обеспеченных горожан, 8 августа похоронили сына купца Гайдука, умершего от холеры, а за неделю до того, тоже от холеры, умер сын этого покойника – ученик Бердянского уездного училища.

9 августа хоронили «купца Проскуркина, умершаго от холеры; он третьего дня был совершенно здоров и ходил по базару. Сегодня похоронили зятя купца Ляща, умершаго от холеры. Человек был сложения здороваго, хороший хозяин: имел рыбные заводы, – только любил выпить, — писал Василий Крыжановский. – В городе холера всё ещё продолжается. Сегодня умерших от холеры двенадцать оказалось. Нынешнюю ночь, неожиданно, напала холера на совершенно здороваго, дюжаго, как Самсон, учителя нашего училища Петра Александровича Рудковскаго; но благодаря Богу ему теперь лучше».

А 13 августа учитель Рудковский умер. «Он был хороший преподаватель; но вся беда его болезни в том, что был охотник лишнее выпить; в особенности последнее время на каникулах много пил пива, и от пива пришел домой и заболел, — так определил для себя причину болезни титулярный советник. – Характера был прекраснаго; трудолюбив; товарищи его и ученики любили».

И 18 августа Бердянский холерный комитет распорядился закрыть уездное училище до 1 сентября.

Василий Крыжановский и дальше продолжал записи о холере: «19 августа. Сегодня слышал, что, по спискам одной Соборной церкви (находилась в районе нынешнего Центрального рынка – Прим. авт.), считается умерших от холеры 123 жертвы; в том числе и детей за всё время. 20 августа холера в слободке, называемой Лиски, начала сильнее действовать, после дождя, умирает там до 5 человек в день».

Осенью эпидемия в Бердянске сошла на нет, зато ударила по поселениям Бердянского уезда. Кстати, в 1866 году будущему изобретателю вакцины против холеры Владимиру Хавкину исполнилось всего шесть лет, и до создания этой вакцины оставалось еще очень долго.

В очередной раз Бердянск столкнулся с холерой в 1870 году. «Местный начальник города и порта князь Максутов, ввиду появления и у нас, в Бердянске, признаков эпидемии, принял энергические меры к устранению причин, способствующих усилению ее. Он немедленно усилил надзор за чистотою площадей, улиц и преимущественно за качеством продаваемых на базаре продуктов», — писал 13 августа 1870 года в «Одесском вестнике» некий Онискевич.

Князь даже самолично следил за выполнением своих распоряжений. Обнаружив продаваемые на базаре гнилые дыни и орехи, он обратился к мировому судье, и тот, признав обоих торговцев виновными, приговорил их к аресту на месяц. Негодные продукты были уничтожены.

Холерное лето семьдесят четвертого
В стенах нынешнего БГПУ учился Владимир Хавкин

В следующем, 1871 году семья Владимира Хавкина переехала в Бердянск, и он стал учеником Бердянской гимназии. Здесь будущий ученый проучился до 1879 года и после окончания гимназии уехал в Одессу для дальнейшего получения образования. До создания вакцины против холеры оставалось 13 лет…

Новости с доставкой на ваш смартфон! Только о самом важном в Бердянске!
Наш канал в Telegram
Чат Бердянска в Telegram
Присоединяйтесь к сообществу в Viber: "PROБердянск"

8172 новых случая коронавирусн... В Бердянске хотят сделать «руч...
×